Суд Евросоюза против секса по льготному тарифу

Те, кому доводилось бывать в Амстердаме (и в радиусе 300 км от него) наверняка доводилось видеть рекламу, зазывающую в необычные кинотеатрики внутри секс-шопов. Заходя в кабинку, посетитель(ница) поминутно платит за прокрутку порнографических фильмов, которые выбирает на свой вкус.

Впрочем, такой бизнес существует не только в Амстердаме. Речь пойдет об истории, начавшейся в бельгийском городе Брюгге.

Брюгге – это голландскоязычная (или, как ее принято называть, фламандская) часть Бельгии. Городок живописный, омывается Северным морем, с большой центральной площадью, канальчиками, музеем шоколада и крепким темным пивом. В одну из рабочих поездок в Бельгию мне довелось заехать туда буквально на один вечер, повидаться с приятелем Максом Карлюком, который учился там в довольно известном универе College of Europe. По этой самой учебной причине в Брюгге довелось пожить, наверное, уже как минимум паре десятков белорусских магистрантов.

Вид одного из каналов в Брюгге

Вид одного из каналов в Брюгге

Один из них – Владислав Белоусов/Уладзіслаў Белавусаў/Uladzislau Belavusau, который к этому времени получил PhD в итальянском EUI и работает в одном из голландских университетов. Вот он-то в своей небольшой научной публикации Sex in the Union: EU Law, Taxation and the Adult Industry и описал бесчинство бельгийских налоговиков и права ЕС в отношении высокого искусства порнографии (степень сарказма в данном предложении прошу варьировать в зависимости от индивидуальной распущенности). Опишу эту историю вкратце.

Владельцы брюжских секс-кинотеатров платили НДС по льготному тарифу – не 21%, а всего 6%. Поскольку подпадали под королевский указ 1970 г., по которому культурным, спортивным или развлекательным учреждениям полагалась льготная ставка налогообложения, за исключением использования “автоматических развлекательных устройств” (automated recreation devices).

Но в 2004 г. местные налоговики оштрафовали одну из таких компаний за неправильное применение уменьшенной ставки НДС. Erotic Center BVBA (там называлась эта фирма) трактовал свой продукт как “кино”, которое подпадает в культурную категорию. А налоговые органы отнесли порноролики с поминутной оплатой к “автоматическим развлекательным устройствам”. Поскольку последние культурной ценностью не обладают, то и применяться должна стандартная налоговая ставка, заключили налоговики.

Концепция “допуска в кинотеатр” в европейском праве

Поблуждав в местных судебных инстанциях, дело дошло до Суда ЕС, который в 2010 году вынес свой вердикт, поддержав налоговые органы Бельгии. Суд указывает, что льготный НДС право ЕС позволяет применять лишь в исключительных случаях. В семантической интерпретации фразы “допуск в кинотеатр” Суд ЕС указывает, что под НДС-ные льготы подпадают лишь те фильмы, за просмотр которых общественность (а не один человек) платит перед показом (а не поминутно в процессе).

Причем в самом вердикте Суда слово “секс” и ему однокоренные ни разу не употребляется. И не зная деталей дела, стороннему читателю вовсе не понятно, в чем состоит весь прикол запрета на поминутное кино.

А прикол состоит не только в самом законодательстве о налогобложении, подчеркивает автор, а в трансформации права в период постмодернизма и очередном противоречии между принципами морали и принципами единого рынка. Но почему-то в этот раз судьи не стали готовить долгое заключение и философствовать на тему права и сексуальности. А ведь ранее Суд ЕС уже отнес проституцию к сфере труда и наказал странам ЕС одинаково относиться к своим гражданам и мигрантам. Например, отказ Бельгии в трудоустройстве французских жриц любви – ни что иное как дискриминация и нарушает право ЕС.

Не пришло ли время судьям в век сексуальной эмансипации посмотреть на порнографию не просто как на “грязные картинки”? Почему Суд ЕС пуританствует, продолжая тем самым традицию анти-эротической цензуры в Европе как продукт иудео-христианской этики?  “В нашем-то 21-ом веке, откуда проистекают кармические знания о том, что же такое искусство, и почему порнография исключена из этой категории?” – вопрошает автор. Доводы о том, почему вердикт Суда противоречив с правовой точки зрения, и почему Суд избрал нейтральный способ донесения своего решения без более подробного мудрствования – в оригинале статьи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *